Обзор книги автоликбез

Какой-никакую авто выкарабкать? Как более качественно предохранить ее от автоугона? Как завладеть умениями безаварийной и скорой езды? Что необходимо ведать об подготовке машины к зиме?

Декламировать книжку он-лайн

…Так уж приключилось, что моя жизнь скрутилась из 3 образующих: писанины (литераторской и репортерской), автомобиля и девушки.

Наиболее раннее чувство, конечно, от автомобиля. Точнее, байка.

Ми годика 2 с половиной. Непонятно какой дядя пилот, друг и сотрудник моего отца, усаживает меня в разлапистое резинное седло. Отлично не забываю ликование от дрожи под собой мощного и жаркого скотного, заостренный аромат топлива и резины.

Другое преострое чувство от машины: я — студент-первокурсник Столичного автомеханического ВУЗа. Лето. Скрещение Каширского шоссе с Кольцевая автодорога. Сажусь в спорт «Москвич» капитана монтажной АЗЛК по авторалли Виктора Щавелева — катим на чемпионат СССР 1968 года в Эривань. Я — в хорошем качестве мальчугана на побегушках, организовался на каникулы чрез известных. Сажусь в данную авто, обыкновенно, как в прочие автомобиля, не додумываясь, что жизнь моя через пару минут переворотится: Щавелев завел движок, тронулся, и.

Мир расплылся в разноцветных полосах быстроты. Стрелка спидометра уперлась в разделитель. Воротила ретировалась в пятки от любого обгона и прели ладошки, однако до того времени, покуда я в Щавелева не уверовал, недослышал, что он желает существовать вообще не менее меня и катит с огромным резервом прочности. Только после всего этого от каждого его обгона я чувствовал ликование, один непрерывной восторг. Я раскрыть для самого себя, что в обыденной жизни мы узнаем только вершину айсберга с именем: «автомобиль». И езда «с ветерком» с лихачом — сие езда втемную, она не дает ни малейшего представления о способностях, автомобиля известного рукою верного профессионалы все поближе к той вот границы, за какой заканчивается его подчинение.

. Бессильный восхищениями, я пробудился поздней ночью от визга баллонов. Тело мое, хотя и припутанное ремнем, бросало в различные стороны, поясница пылала и глядеться избитой до крови, — это завязались лавровые серпантины. Свет фар скакал с асфальта на обрывистые стенки свивал и на миг умирал совсем — в черноте небосклона и пропастей. Когда до меня дошло, что светлячки на края дороги, в метре от колес, вовсе не светлячки, а огни селений на низе долин и ущелий, меня овладевал звериный, клейкий, текущий ужас.

Что это вы, Виктор Алексеевич, — печально спрашивал я Щавелева,  упражняетесь?

Правда недостает, сон разгоняю.

Вот сейчас я понимаю, что шли мы тогда процентов на 60-70 от способностей машины, что обыкновенный частник шел бы от их % на 10-15, таксист — на 20-30, лихач — на 30-40, не более.

Та вот граница, о которой я сообщал, за которой кончается повиновение машины, ; это сто процентов ее возможностей. Довольно частенько это граница меж жизнью и гибелью. Поближе абсолютно всех к ней выбираются, как вы разумеете, фавориты. И, конечно, не на улицах городов, не на шоссе, а на особых переплюнутых от движения трассах. Только единожды ми удалось очутиться к данной границы близко-близко и навечно обжечь даву счастьем приближения к Абсолюту — несколько высокоскоростных участков я прокатил на тренировке с Иваном Астафьевым, справедливым мастером спорта, неоднократным фаворитом раллийных и круговых трасс, соучастником супермарафонов века: ;Лондон ; Мехико», Лондон ; Сидней

Однако в моей а не твоей книжке вы не отыщите описания этого случая — тут я немощен. Поверьте, авто наисильнейший родник удовольствия в жизни человека, важный, возможно, на другом месте после Короля удовольствий  секса.

К несчастью, контент книжки удалён по просьбе правообладателя.

 

 



Оставить комментарий








Здесь Вы можете разместить информацию о себе или своем сайте.Редактируется в файле about.php

Рубрики

 

Архивы

 

Последние записи

 

Разделы

 

Ссылки